Фобия — метафора недостающей нехватки

Фобия — метафора недостающей нехватки

Пермь, УДК В последние десятилетия психологическая наука переживает значительные общеметодологические изменения. В психологии наблюдается устойчивый интерес к познанию человека качественными методами, проявляющийся в разработке новых методов, процедурах сбора и анализа данных, требующих рефлексивного осмысления человеком самого себя и свидетельствующий о методологической революции [6]. Обращение к человеку с позиций качественного познания становится возможным через исследование метафоры как психологического средства позволяющего учитывать своеобразие и уникальность личности, изучать базовые, глубинные структуры психики, действуя не напрямую, а опосредованно, перевести сложные и не всегда доступные пониманию понятия в более простые и конкретные формы, имеющие личностно-значимую эмоциональную окраску. Феноменологически метафора проявляется во всех сферах человеческой жизнедеятельности, но первой сферой, несомненно, является язык. К изучению метафоричности человеческого бытия обращались авторы ряда философских, языковедческих, психологических, психолингвистических исследований Ф. Благодаря этим исследованиям метафора раскрылась не просто как феномен, а как форма, принцип, устройство самого языка, способ понимания человеческой сущности.

страх, эпитет к слову страх

Сходство, лежащее в основе метафорического переноса, может быть"внешним" материально выраженным: Различают метафоры общеязыковые и метафоры индивидуально-авторские. Перенос названия с одного объекта на другой возможен благодаря полисемии многозначности человеческого языка, основанной на свободной, условной связи означаемого и означающего компонентов знака и на способности людей одного социума строить одинаковые обобщения.

Свойство знака быть произвольным, изменчивым, символичным рождает способность метафорического переноса одних и тех же означающих на разные означаемые.

Страх – паника, жуть, трепет, боязнь, ужас, испуг, опасение, тревога, угроза. Конструирование и использование в речи метафор, обозначающих.

Пермь, УДК В последние десятилетия психологическая наука переживает значительные общеметодологические изменения. В психологии наблюдается устойчивый интерес к познанию человека качественными методами, проявляющийся в разработке новых методов, процедурах сбора и анализа данных, требующих рефлексивного осмысления человеком самого себя и свидетельствующий о методологической революции [6]. Обращение к человеку с позиций качественного познания становится возможным через исследование метафоры как психологического средства позволяющего учитывать своеобразие и уникальность личности, изучать базовые, глубинные структуры психики, действуя не напрямую, а опосредованно, перевести сложные и не всегда доступные пониманию понятия в более простые и конкретные формы, имеющие личностно-значимую эмоциональную окраску.

Феноменологически метафора проявляется во всех сферах человеческой жизнедеятельности, но первой сферой, несомненно, является язык. К изучению метафоричности человеческого бытия обращались авторы ряда философских, языковедческих, психологических, психолингвистических исследований Ф. Благодаря этим исследованиям метафора раскрылась не просто как феномен, а как форма, принцип, устройство самого языка, способ понимания человеческой сущности.

В лингвистических исследованиях метафора рассматривается: Проведенный анализ философских подходов показал, что философами в основном анализируется содержание метафоры, то есть ее значение и смысл. Так, согласно семантическому подходу М. Гудмен специфика метафоры заключается в ее значении а у метафоры их два:

Опубликовано 29 мая Чувство страха. Страх и тревога Однажды утром смерть вошла в один провинциальный город. Стоящий на посту часовой спросил ее;"Зачем ты пришла? Что ты задумала здесь сделать? На что смерть ему ответила:

боязливому, трусливому везде представляются опасности «У страха глаза «Слова знакомые и незнакомые», Метафоры // «Мурзилка», г.

Крупнейшая коллекция рефератов Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из рефератов! Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу. Исследования концептуальных метафор в количестве выражений: В целом метафорическое восприятие страха представителями английской и русской лингвокультур совпадает 9 из 14 выделенных моделей. Особенно значимые характеристики страха проявляются в следующих моделях: Для английского языка осмысление страха через образ болезни также характерно, только симптомы проявления страха-болезни не так вредны и неизлечимы как в русском: Английским языковым сознанием переживание страха связывается с физическим недомоганием тошнота.

В обоих языках образ страха базируется на представлениях, связанных с ХОЛОДОМ, что объясняется физической реакцией на переживание страха: Факт количественного преобладания дескриптивных фразеологизмов позволяет отнести их к разряду единиц, описывающих исследуемый концепт, наряду с паремиями и вербализованными авербальными маркерами страха. Поскольку образное основание фразеологизмов признается квинтэссенцией культурной коннотации, связанной с мировидением народа, хранителем национальной специфики, отражением накопленного опыта Бабаскина , Добровольский , Феоктистова , Телия , , то фразеологические средства объективации концепта представляют большой интерес для эмотиологов, изучающих фразеосемантическое поле эмоций в разных культурах Красавский Из общего числа отобранных единиц нами обнаружено всего 2 пары полных лексических эквивалентов, где имеет место совпадение формальных и семантических признаков.

Совпадение по образности и лексическому составу второго примера, можно объяснить тем, что эти выражения в обоих языках имеют библейские корни. Еще 10 из общего числа анализируемых единиц частично эквивалентны, то есть совпадают по значению, близки по образности, но различаются в лексическом составе или по грамматическому оформлению:

Ориентационные метафоры

Перцептивно-образными признаками этого концепта являются: Исследование индивидуально-авторских концептов предполагает решение целого комплекса задач: Архипов , характеризуя творчество Ст. Этот лингвистический факт объясняется социально-психологической релевантностью для человека его собственных поступков, его преобразующей действительность деятельностью. Особенно продуктивен глагольный тип антропоморфной метафоры.

Отсюда возникают две версии соответствующей метафоры: ГНЕВ – ЭТО to shake in one"s boots; to be afraid, to shake from fear; to quake in one"s boots;.

Вы спросите почему столько внимания мы уделяем этой теме? Застывшая вода, треск мороза и звон созвездий в зимней ночи. Сон под вытканным из шестиугольных снежинок покровом. Подобно тому как аморфная текучая иньская влага нектара и соков, запрятана в янские, напоминающие кристаллы, пчелиные соты, сладкая нега жизни укрыта снежными сотами. Вот он - предел. Инь обращается в Ян. Волшебный сон, в котором происходит преображение тела и сознания. Проснешься - не проснешься?

Переживем зиму, али нет? Доведется ли по завершении ночи произнести слова благодарственной молитвы? Устрашающие видения, спящей в холодном саркофаге куколки. Взойдет ли в зенит солнце, придет ли царевич-свет? Язык повествования завораживает, как голос мамы, читающей сказку перед сном. От Рождества до Крещения длятся зимние святки.

Вы точно человек?

для -адреса За дополнительной информацией обращайтесь по адресу .

К слову лицо метафорой служит слово маска. Эта метафора может вызывать такие эмоции, как интерес, страх, трепет и пр. К слову человек.

Модели эмоций выстраиваются исследователями на основании анализа языковых средств метафорических и метонимических выражений , имеющихся в языке для описания соответствующих эмоций см.: Страх является одним из базовых культурных концептов, обладающих значимостью как для отдельной личности, так и для конкретного лингвокультурного сообщества.

Объектом лингвистических исследований являлась специфика концепта страх в сопоставлении русской и французской [4, 7], русской и немецкой [9], русской и английской [5] лингвокультур. Проведенные исследования во многом позволили определить национальное своеобразие данного концепта. Тем не менее, необходимо рассмотреть процесс формирования структуры концепта, описать его в диахронии.

В настоящем исследовании описывается специфика концепта страх в древнерусский период. В древнерусском языке существовало разнообразие моделей с семантикой страха: Я боюсь; 2 наречно-предикативная модель: Мън страшьно; 3 адъективная модель:

9. ВЫВОДЫ: МЕТАФОРА И СИЛА

Надо понять, что эта метафора пишет себя не в словесной риторике, а в гетерогенности психической системы, созданной из представлений влечений и из представлений предметов, связанных с вербальными представлениями. Молодость маленького Ганса совершенно не объясняет эту слабость означающей системы, которая обязывает метафору оборачиваться влечением, и наоборот. Надо думать также, как утверждают взрослые, страдающие фобией, что что-то в символической власти, связанной с функцией отца, остается неясным на эдипальной стадии, формирующей субъекта.

Не играет ли отец Ганса слишком большую роль, затмевающую мать? Не слишком ли он озабочен своими знаниями? Если фобия — это метафора, которая ошиблась местом, покинула язык ради влечения и видения, то это означает, что отец не справляется, будь то отец субъекта или его матери.

Если метафоры замысловаты и непонятны для окружающих, это люди Кунг испытают невиданный страх и предпочтут смерть их.

Для нашего эмпирического исследования диагностических возможностей метафоры нами была выбрана форма сказок, т. Анализируя результаты можно сказать, что сказки, сочиненные детьми, действительно отражают страхи, переживаемые младшими школьниками. Так, наиболее встречающиеся страхи первоклассников: Она субъективно воспринимается младшим школьником как оценка всей его личности. Вторая группа страхов может быть совокупно названа как общеучебные.

Такие виды школьных страхов как:

Разрывы в метафоре: табу, фобия, фетишизм

Метафора Коммуникации людей построены по принципу аналогии. Их сообщениям может быть приписано то или иное значение только в контексте других сообщений. Аналогическое послание обычно имеет скрытый второй план, который отличается от эксплицитно выраженного и, кроме того, неявно несет в себе некую просьбу или распоряжение.

Ваши тексты сотканы из слов и чуть ли не каждое предложение вышедшего только что «Прыжка в длину» (как и остальных романов) — метафора.

Строго говоря, метафора должна быть средством передачи, переноса знаний, умений, способностей и пр. Психоанализу издавна известен особый способ передачи — отцовство или иначе —"отцовская метафора" К. Психоанализу издавна известен особый способ передачи — отцовство или иначе —"отцовская метафора" [1] , Однако он нередко пользуется антифразой или идеалом как противоядием симптому и отрицанием налично данного — а это свидетельствует как раз об отсутствии метафоры, об отказе от самого акта передачи.

Метафора — это передача, но в ней постоянно обнаруживаются разрывы. Здесь мы будем говорить о трех главных формах разрывов внутри симптома и его разновидностей. Если оставить в стороне психозы, то самыми главными и вместе с тем самыми привычными формами таких разрывов окажутся табу, фобии и фетишизм. Эта триада представляет собою не что иное, как дифференциал обычного симптома. Табу есть нечто такое, что находится по эту сторону запрета, по эту сторону явленного и признанного; оно погружено в неявную заторможенность, в чуждую очевидности предопределенность, в автоматизм случайного и невольного.

Табу — это разрыв в социальной ткани, но также и в жизни индивида, это разъятие в потоке истории, но также и в движении мысли. Табу для текста — стена, для мысли — препятствие, для истории, разума — камень преткновения. Табу — это как бы сама антиметафора. Но табу, содержащее в себе словесное предостережение здесь западня, эти жесты и эти имена — запретны , предполагает сообщество говорящих людей, а тем самым и действенные санкции за неизбежные нарушения запретов и пагубные последствия таких нарушений.

фобия в чем-то сходна с табу, однако она уникальна и сокровенна:

Метафора на преодоление страха перед мужчиной

Надо понять, что эта метафора пишет себя не в словесной риторике, а в гетерогенности психической системы, созданной из представлений влечений и из представлений предметов, связанных с вербальными представлениями. Молодость маленького Ганса совершенно не объясняет эту слабость означающей системы, которая обязывает метафору оборачиваться влечением, и наоборот. Надо думать также, как утверждают взрослые, страдающие фобией, что что-то в символической власти, связанной с функцией отца, остается неясным на эдипальной стадии, формирующей субъекта.

Не играет ли отец Ганса слишком большую роль, затмевающую мать? Не слишком ли он озабочен своими знаниями? Если фобия — это метафора, которая ошиблась местом, покинула язык ради влечения и видения, то это означает, что отец не справляется, будь то отец субъекта или его матери.

Я хочу снять покров тайны с метафоры, которую философы, несмотря на их .. что он тоже вызывает страх и ненависть (и, таким образом, закрепить и.

Вы в хорошем настроении букв, в высоком духе. . Мысли о ней всегда вызывают во мне подъем. Я расстроен букв, чувствую себя внизу. Я впал в депрессию букв - Упал - . Склоненная поза человека обычно соотносится с печалью и депрессией, прямая поза — с позитивным эмоциональным состоянием.

Метафора как способ речевого воплощения концепта «Страх» в повести стефана цвейга «Страх»

Скачать электронную версию Библиографическое описание: Санкт-Петербург, июль г. Для этого были поставлены следующие задачи:

Гоббс сохраняет след в качест- ве базовой метафоры в понимании памяти, а силой, регулирующей обраще- ние с этими следами, оказывается страх.

Пермь, УДК В последние десятилетия психологическая наука переживает значительные общеметодологические изменения. В психологии наблюдается устойчивый интерес к познанию человека качественными методами, проявляющийся в разработке новых методов, процедурах сбора и анализа данных, требующих рефлексивного осмысления человеком самого себя и свидетельствующий о методологической революции [6].

Обращение к человеку с позиций качественного познания становится возможным через исследование метафоры как психологического средства позволяющего учитывать своеобразие и уникальность личности, изучать базовые, глубинные структуры психики, действуя не напрямую, а опосредованно, перевести сложные и не всегда доступные пониманию понятия в более простые и конкретные формы, имеющие личностно-значимую эмоциональную окраску.

Феноменологически метафора проявляется во всех сферах человеческой жизнедеятельности, но первой сферой, несомненно, является язык. К изучению метафоричности человеческого бытия обращались авторы ряда философских, языковедческих, психологических, психолингвистических исследований Ф. Благодаря этим исследованиям метафора раскрылась не просто как феномен, а как форма, принцип, устройство самого языка, способ понимания человеческой сущности. В лингвистических исследованиях метафора рассматривается: Проведенный анализ философских подходов показал, что философами в основном анализируется содержание метафоры, то есть ее значение и смысл.

Так, согласно семантическому подходу М. Гудмен специфика метафоры заключается в ее значении а у метафоры их два: Серль рассматривает метафору как значение высказывания говорящего; в нормативном подходе К. Алексеев подвергается критике иллюзия существования значения слова, не зависящего от контекста его употребления; метафора, согласно данному подходу, появляется там и тогда, когда используется альтернативная классификация в противовес традиционной. Часто под метафорой подразумевают разные психологические образования:

Метафора - вид тропа


Comments are closed.

Жизнь вне страха не только возможна, а совершенно достижима! Узнай как это сделать, нажми здесь!